Платон о портрете Билла Клинтона для журнала Esquire

В 2000 году журнал Esquire поручил портретисту Платону Антониоу, известному под коротким именем Платон, сфотографировать уходящего президента Билла Клинтона. Получившаяся фотография рассказала больше о мыслях публики, чем о 42-м американском президенте. Платон любезно поделился историей этой фотографии.

Платон:

Это был его последний официальный президентский портрет. И что было важнее для меня, журнал поручил портрет мне. Это был мой первый Президент, поэтому это была неизведанная территория для меня. Они сказали мне: «Так, Платон, мы хотим простой и качественный портрет нашего Президента. И чтобы он выглядел изящным, дружелюбным и добрым. И не делай этих странных широкоугольных фотографий. Что бы ты не делал — не используй этот объектив». Они дали мне на съемку восемь минут. Они закрыли отель в 200 номеров для этой фотосессии, только потому что он был в каком-то турне. Это было безумием. В конце концов, после всех этих приготовлений, он вошел в комнату. Я потратил семь с половиной минут на съемку для журнала и подумал: «К черту все!» Это был тот момент, когда ты подаешь голос. Когда тебе сказали не делать что-то, но твое сердце говорит тебе: «Хорошо, теперь мне надо выразить себя как художника. Вопреки всем запретам!». Я думал: «К черту! Когда еще я буду стоять перед Президентом? Я должен сделать одну фотографию в стиле Платона». Так что я поставил свой привычный объектив и спросил: «Господин Президент, вы покажите мне Любовь?» И все в комнате ахнули в ужасе. Тридцать человек в той комнате — все его помощники, водители, секьюрити, все одновременно начали: «О, нет! Что вы бы не делали, что бы этот парень не хотел от вас, не давайте ему этого!» Клинтон сказал всем заткнуться. Он знал, чего я хочу. И он положил руки на колени и показал мне «Магию Клинтона». У меня было, наверное, 10 секунд на съемку. Он был из нового поколения Президентов — он был Президентом в стиле рок-н-ролл. Но и я был из нового поколения фотографов, я ненавидел эти надутые портреты с рукой на подбородке и всем, что так нравится истеблишменту. Я ненавидел это. Я хотел чего-то вроде панк-рока. Так что, когда мы встретились, вот что получилось.

Конечно, я не мог представить, что эта фотография оскорбит стольких людей и вызовет столько споров. Боб Вудвард из Washington Post предъявил эти жуткие обвинения в прямом эфире у Ларри Кинга. Ларри Кинг посвятил целый час этой фотографии. Они анализировали ее по телевизору, а я и моя жена с ужасом смотрели. Ларри Кинг сказал: «Сегодня мы обсуждаем вот это» и показал мою фотографию. Он продолжил: «Это отвратительно. Возмутительно показывать нашего Президента в таком мерзком виде». И Боб Вудвард начал анализировать фотографию. Он заявил, что галстук президента указывает на его пенис, ноги раздвинуты, чтобы показать нам его промежность, его руки большие — чтобы ощупывать и домогаться вас, а его улыбка говорит: «Мне удалось избежать ответственности». Я был потрясен, что люди прочитали эту фотографию таким образом. Это показало мне все больное, что есть в людях, критиковавших ее за сексуальность. Потому что я никогда не думал, что в ней есть что-то сексуальное. Я всех снимал таким образом. Это то, что я делаю, такова моя точка зрения. Но это было время, когда все хотели верить в определенные вещи, и не важно, что вы им показываете, они транслируют это по-своему. Потому что так работает пресса. Но в конце концов это к лучшему. Если я своей фотографией смог стимулировать дискуссию, смог заставить людей задуматься о том в какое время они живут — это значит, что я чего-то добился.

На съемку у меня было всего несколько секунд, и я вертелся как уж на сковородке. Когда вы контактируете с Президентством — это большое событие, особенно если вы делаете это впервые. Я помню, как смотрел в окно и увидел, как подъезжает кортеж из двадцати автомобилей, и я услышал, как начала кричать толпа на улице, а мое сердце начало колотится о ребра. Я подумал: «Боже мой. Чтобы снять его портрет здесь есть только я, а там есть всё: закрытый отель, кортеж с двадцатью автомобилями, и наверняка они прилетели на Борту номер один. Это пугает, и каждый художник, оказавшийся в таком положении должен найти способ контролировать свои нервы и направить всю эту нервную энергию во что-то созидательное. Иначе твои нервы разрушат твой настрой, и ты не сможешь работать. Это задушит тебя. Так что ты должен научится находить способ перенаправлять все это давление и напряжение в свою фотографию. И это то, что я сделал. Я делал то же с музыкантами, со всеми. Но каждый раз это сложно. Вы не должны воспринимать людей как должное. Не должны ничего предполагать. Я никогда не думал: «Ладно, я сфотографировал больше сотни мировых лидеров, я чего-то добился». Я никогда не приходил на съемки предполагая, что кто-то должен прийти ко мне. Это всегда я, кто смиренно пытается добиться их внимания. Поэтому каждый раз вы начинаете с нуля.

— Перевод Михаила Конинина, 06.04.2018
http://respect-mag.com/2010/04/platon-on-bill-clinton-for-esquire-magazine/

#фотография #историяфотографии #платон


Проект Михаила Конинина «Абзацы фотографий» посвящен истории и теории фотографии. Я перевожу материалы посвященные фотографии и фотографам, о которых на русском языке мало информации. Так же я пишу о фотособытиях в Новосибирске: рецензии выставок, обзоры фотокниг попавших мне в руки и т.п.
https://vk.com/club146474865