Про большие деньги и фотографию

Готовил я вчера материалы для списка самых дорогих фотографий российских фотографов. В процессе я с удивлением обнаружил, что в России в 2011 году был создан и в 2012 году расформирован крупнейший В МИРЕ фонд (ЗПИФ «Собрание. ФотоЭффект»), инвестировавший в фотографию. В его коллекцию входило 200 тысяч отпечатков и 300 тысяч негативов 250 авторов. Оценочная стоимость этой коллекции составляла почти полмиллиарда долларов.

Хотя конкретный состав коллекции оставался загадкой, но пресс-релизы пели дифирамбы составу коллекции: «В активах фонда — «жемчужины» мировой и отечественной фотографии», «Шедевры мирового значения. Коллекция фонда включает безусловные раритеты мирового значения», «Активы фонда включают работы практически всех российских (советских) мастеров мирового уровня, а также лучших представителей зарубежной фотографии начиная с середины XIX столетия и до наших дней» И так продолжается пару страниц. Планировалось, что фонд будет делать выставки фотографий из своих коллекций для их популяризации и повышения цены: «запланирована активная выставочная деятельность в крупнейших музеях мира (2–3 «титульных» и 10–12 тематических выставок в год), а также в больших региональных музеях России (4–6 «титульных» выставок в год)». В общем планы были наполеоновские. И тем, наверное, было обиднее, когда все развалилось.

После закрытия фонда The Art Newspaper с тревогой спрашивала, что будет с рынком, когда на него польются все эти тысячи фотографий и миллионы долларов (годовой оборот всего мирового рынка фотографии около 200 млн. долл.)? Но вот прошло уже 5 лет, и рынок не только не сломался, но как будто про эти грандиозные коллекции вообще не слышал. И я решил немного изучить — что это вообще было? Для этого мне пришлось найти в глубинах интернета отчеты оценщика коллекции (в документации ликвидационного аукциона, на который никто не заявился).

И эти отчеты действительно рисуют радужную картину — тысячи фотографий стоят миллионы долларов. Но методика таких расчётов очень сомнительная (хотя и наполненная цифрами и взвешивающими коэффициентами). Суть методики была примерна такова: фотографии Бальтерманца и работы подобного уровня стоят в среднем на аукционах около 1000 долл. В сегменте коллекции БМЦ-07 представлено 11.921 его работ, поэтому со всеми поправочными коэффициентами стоимость этого сегмента соответствует округленно 9.065.773,5 долл. На базаре с похожей логикой картошку на вес продают. На художественных аукционах рассматривают каждую фотографию отдельно и продают каждую по отдельности. И из всех фоторепортажных работ Бальтерманца (как и Халдея или Зельмы, которые тоже есть в коллекции) на аукционах за «нормальные» деньги было продано лишь несколько десятков. Все остальные работы, которые не представляют художественного интереса, а лишь исторический, на аукционы не попадают, а если и попадают, то их можно купить за очень недорого.

И это касается не только работ российских/советских фотографов. Оценщики оценили коллекцию «Архив фотографий техасской тюрьмы 1920-х — 1930-х годов и реклама кино» состоящую из 2350 фотографий техасских преступников в 4 млн.долл. При том, что на аукционах такие фотографии продаются по 10 долл. за стандартную фотографию и по 100 долл. за необычную (например, преступников-подростков). Чтобы оправдать цену в 1600 долларов за каждое фото в этой коллекции должно было быть что-то очень экстраординарное.

Другие работы о которых трубили пресс-релизы — это фотографии классиков фотографии. Коллекцию фонда из 79 фотографий Брессона, Дуано и др. оценили в 3,6 миллиона долл. Действительно, Анри Картье-Брессон — легенда и его классические фотографии стоят очень дорого. Но судя по названиям у фонда таких фотографий не было. Там были его типичные фотожурналистские работы. А они, как и работы Бальтеманца, стоят очень недорого. Не далее, как неделю назад можно было купить его работы на аукционе по 100-200 фунтов.

Мне кажется подобный инвестиционный фонд был бы успешен, если бы его создатели стремились не к именам и кучам фотографий, а к конкретным работам. И заботились в первую о ликвидности активов. В фотографии очень немного имен, чьи фотографии активно продаются — Диана Арбус, Роберт Мапплторп, Андреас Гурски и др. Из российских фотографов в этом списке только Александр Родченко (и коллажи Эля Лисицкого) — их заслуги перед искусством всем известны, а их работы понятны коллекционерам.

Куда же делась эта грандиозная коллекция? Я предполагал, что после неудачного ликвидационного аукциона ее распродадут по частям, но поиски особых результатов не дали. В основном из-за того, что список коллекции не содержит изображений, а часто и подписей, и фотографии сложно опознать. Лишь для одной части коллекции фонда есть репродукции. Это коллекция «Карл Штрусс и зарубежная послевоенная фотография». В ней содержалось 57 снимков, оцененные в 600 тыс. за всю коллекцию. Мне удалось однозначно идентифицировать одну фотографию из этой коллекции: «инв. номер Б7236 — Карл Штрусс — All Outdoors Invites Your Kodak». Она появилась на аукционе Galerie Bassenge Berlin-Grunewald в декабре 2015 — не продалась. Через 5 месяцев на аукционе Swann Galleries New York, с эстимейтом $1,200 — $1,800, и снова она не продалась. В декабре 2017 ее снова выставили на продажу на аукционе Heritage Auctions Dallas, но и тут ее не смогли продать.

Мне удалось идентифицировать эту фотографию просто потому, что в фонде на нее простым карандашом нанесли ее инвентарный номер. Я никогда не держал в руках фотографию стоимостью более 10.000 долларов, поэтому меня это немного потрясло. Я всегда считал, что такие вещи хранят в специальных химически-нейтральных пластиковых файлах, с нанесенными снаружи RFID-метками, или хотя бы штрих-кодами. Но я сильно заблуждался.

В пресс-релизе к открытию фонда гордо написано: «Учет и хранение активов организованы на основании рекомендаций специалистов авторитетных организаций — компании IRON MOUNTAIN, мирового лидера в сфере учета и хранения документов, Государственного музейно-выставочного центра РОСИЗО, выполняющего функции центрального депозитария Музейного фонда РФ, Государственной Третьяковской галереи, а также Национальной организации экспертов в области искусства (НОЭКСИ, Россия)». Видимо навсегда останется загадкой, какая из этих уважаемых организаций научила их так каталогизировать фотографии, и не хранили ли они свою грандиозную коллекцию в коробках из-под обуви.

— Михаил Конинин, 15.03.2018

#фотография #фоторынок


Проект Михаила Конинина «Абзацы фотографий» посвящен фотособытиям происходящим в Новосибирске. Я пишу о местных выставках, обзоры мероприятий, фотокниг и т.п. Так же я перевожу материалы посвященные фотографии и фотографам, о которых на русском языке мало информации.
https://vk.com/club146474865